Rose debug info
---------------

Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, YouTube, TikTok, РСС JSON Feed

Sample text.

🧠 Турррбренд Иррркутска

Прошло три года с момента официального представления туристического бренда Иркутска, который стал известен как «Иркутскость». За это время в городе предложенный стиль почти не использовался в задуманных целях. Если исключить пародии, то принципы, заложенные Инстидом использовали кроме Информационно-туристской службы, для которой эта работа и предназначалась, считанные разы (например, Вадим Палько в своём Иркутском блоге). Хотя этот стиль люди помнят, а иногда нет-нет, да и обсудят (последний раз — Адикт на прошлой неделе в рассказе о разработке праздничного оформления 360-летия Иркутска). Но в этих обсуждениях говорят не о том, о чём нужно бы. Так как я не принадлежу в этом вопросе полностью ни к одному лагерю, а занимаю центристскую позицию, то, возможно, мне получится лучше разобраться в ситуации.

Этот пост получился очень большим, поэтому я постараюсь воздержаться от того, чтобы описывать, как должно было быть, какие ошибки были допущены при формировании технического задания, во время разработки и на презентации. Расскажу эти свои соображения в отдельном материале и покажу, как подобные задачи решались в других регионах и попробую выявить главные критерии успеха. А здесь — только пересказ исторических фактов с фокусировкой на некоторых из них. Выводы предлагаю вам сделать самим.

Расскажу:

  • о том, почему иркутскость не имеет отношения к разработчикам;
  • как разыгрывался тендер и какое было техзадание;
  • как исследовали город;
  • что и когда получилось;
  • как результаты работы приняли горожане.

Иркутскость

Сразу нужно отдельно сказать про иркутскость. В Корпусе русского языка упоминания этого слова нет, в отличие от русскости, например, которая используется с прошлого века. Первое упоминание — в 1925 году у Марины Цветаевой в «Герое труда» (Записи о Валерии Брюсове):

Не-русскость (русскость, как составное) и русскость Бальмонта — вселенскость его.

В инстаграме первое достоверное упоминание иркутскости было уже 7 июня 2016 года. Есть фото Антона Михайлова от 5 июня того же года, где «иркутскость» встречается в комментарии, но этот тег можно было вписать и позже, поэтому я приоритет отдаю публикации, где это слово на самой фотографии. Так что не Инстид придумал окказионализм «иркутскость», я думаю, что они его подслушали у Маяренкова, с которым общались во время исследования.

Более того, оно не используется в видеопрезентациях, которые посмотрели все и есть только в приложенных исследованиях (которые читали единицы). Почему вдруг широкие народные массы решили, что у разработанного стиля есть название и это название — «Иркутскость», я не понимаю.

Слова «русскость», «иркутскость» образованы по тому же принципу, что и самость например. И изначально никакого негативного или ироничного смысла иркутскость в себе не несло. Однако после презентации этого стиля, слово «иркутскость» стало почти ругательным, появился даже инстаграм-аккаунт со смешными картинками про Иркутск, который так и называется: «Иркутскость», но в нём нет ничего такого, что бы побудило туристов приезжать к нам. .

Задача

Так как это была не частная инициатива, а муниципальный заказ и раз мэрия сочла, что сумма превысит такую, которая позволила бы заключить контракт с конкретным исполнителем без торгов, провели тендер. В этом тендере мог поучаствовать любой, но подался только один кандидат, который и выиграл аукцион на сумму 1,3 млн ₽. Может быть, это произошло, потому что никто и не хотел участвовать за такие деньги. Может, потому что потенциальные участники не узнали о такой возможности.

Информацию для этого поста я брал из открытых источников. В поисках деталей контракта на сайте Госзакупок я потратил гораздо больше времени, чем рассчитывал, даже зная, что именно мне нужно найти. В названиях контрактов бывают опечатки, пропущенные буквы, одно и то же слово может быть написано и как бренд, и как брэнд, а иногда бывает такое, что человек забывает переключить раскладку и остаётся часть символов, написанных латиницей, которые выглядят как кириллица, а поиск это не распознаёт.

В этом же случае была другая ситуация. Я не мог отыскать нужный контракт, потому что он был вообще не про брендинг, не про дизайн, вот так звучала задача: Разработка и ведение комплексной программы развития туристской дестинации Иркутск. Наверное, вы тоже, как и я, впервые увидели слово «дестинация». На «Грамоте» о ней тоже ничего не знают. Нашёл определение в словарях на «Академике»: спец. место для посещения туристами, место назначения туристического путешествия. Словарь синонимов даёт более простое определение — территория. То есть, заказ был на разработку и ведение комплексной программы развития Иркутска как туристической территории.

Очевидно, что Наталья Александровна Савиных, готовившая контракт со стороны мэрии, отнеслась к этому формально: в его тексте содержится то, без чего явно можно было обойтись. Я сейчас говорю даже не о названии контракта, наверняка введшего в заблуждение потенциальных интересантов, и не об избыточной сложности формулировок, которыми грешат современные юристы, я о сути. Вот зачем, например, половину страницы текста занимает условие описания закупок жизненно необходимых лекарств?


Здоровая цитата под катом, не открывайте её
2. При осуществлении закупок лекарственных препаратов, которые включены в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, в дополнение к основанию, предусмотренному частью 9 статьи 31 44-ФЗ, пунктом 1 настоящего раздела конкурсной документации отстранение участника закупки от участия в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) или отказ от заключения контракта с победителем определения поставщика (подрядчика, исполнителя) осуществляется в любой момент до заключения контракта, если заказчик или комиссия по осуществлению закупок обнаружит, что:
1) предельная отпускная цена лекарственных препаратов, предлагаемых таким участником закупки, не зарегистрирована;
2) предлагаемая таким участником закупки цена закупаемых лекарственных препаратов (в случае, если участник закупки является производителем таких лекарственных препаратов или если при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд начальная (максимальная) цена контракта превышает размер, который установлен высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации и составляет не более десяти миллионов рублей) превышает их предельную отпускную цену, указанную в государственном реестре предельных отпускных цен производителей на лекарственные препараты, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, и от снижения предлагаемой цены при заключении контракта участник закупки отказывается.

Такого там в достатке. Но давайте посмотрим не что в тексте контракта лишнее, а что в нём по делу. Какие существенные условия: когда, что и почём.

Что


Адаптированная расшифровка ТЗ под катом, несколько экранов
I. Провести исследование. Результат — ПДФ с картинками в 40...50 страниц. Исследования запланированы такие:

  1. Двадцать пять индивидуальных интервью по часу-полтора с городскими чиновниками, связанными с туризмом и культурой; работниками турбизнеса города; лидерами мнений и представителями крупного и среднего бизнеса; экспертами (например, с историком, антропологом, социологом, искусствоведом, психологом, этнографом).
  2. Три групповых интервью с сотрудниками Информационно-туристской службы; представителями туристической области и экспертами из предыдущего пункта; представителями креативного сообщества.
  3. Аудит туристических объектов и продуктов; официальной полиграфии, промоматериалов, местную сувенирку.
  4. Наблюдения сервиса в туротрасли; повседневного бытового общения иркутян; музеев, культурных событий и праздников.
  5. Экспертные консультации с пятью экспертами.
  6. Кабинетное исследование //документов и статистики в сфере туризма в Иркутске, области, России и мире; косвенной статистики, связанной с Иркутском; литературы (художественной и краеведческой) по истории, культуре, фольклору, антропологии)

II. Разработать концепцию и стратегию программы. Результат — ПДФ с картинками на 20...30 страниц. В концепции должны быть такие пункты:

  • обоснование идеологии программы;
  • ключевая идея программы, котора задает вектор развития туротрасли города и выражает идеологию, философию программы и лежит в основе стратегии;
  • модель образа города, — что город о себе говорит (1—3 сообщения), каким образом (3—5 характеристик коммуникации);
  • вербальные символы на русском и английском языках (в нужном количестве, включая название программы, слоганы).
  • позиционирование (обоснование конкурентного преимущества Иркутска сейчас и в перспективе);
  • стратегические рекомендации по развитию туротрасли Иркутска.

III. Разработать визуальный стиль программы. Результат — ПДФ с гайдбуком на 50...70 страниц и ПСД для редактируемых файлов (графика, текст, вёрстка, что бы это ни значило). В него должны войти

  1. Концепция визуального стиля — оптимальный (!) набор элементов стиля.
  2. Система применения элементов визуального стиля на различных носителях, для различных контекстов.
  3. Графический символ и логотип (начертания, измерения, размеры, поля, написание на русском и английском языках).
  4. Рекомендации по шрифтам (по группам кириллических и латинских шрифтов, с описанием принципов их использования).
  5. Типографика (система использования типографических средств).
  6. Система использования графического символа с логотипом, фотографиями, текстом.
  7. Фирменные цвета.
  8. Фотостиль.
  9. Принципы применения, примеры верного и неверного использования.
  10. Основные приложения визуального стиля:
  • представительская полиграфия: визитка; бланк письма; папка, уголок; конверты E65 и C4;
  • печатная продукция: вертикальная и горизонтальная брошюра; лифлет-двусгибка А4; презентационная папка; бумажный пакет; плакат;
  • рекламно-презентационная продукция пресс-волл, трибуна, табличка-указатель, штендер, роллап;
  • презентация шаблоны титульного и семи внутренних слайдов в соотношениях 4:3 и 6:9;
  • наружная реклама билборд, ситиформат, растяжка;
  • веб и мультимедиа: посадочная страница, концепция внешнего вида;
  • сувенирка флэш-карта, ручка, брелок, футболка, упаковка — бумага с лентой и коробка;
  • оформление автобуса средней и малой вместимости;
  • модульный выставочный стенд.

Почём

Обоснование начальной (максимальной) цены муниципального контракта на оказание услуг по разработке и ведению программы развития туристской дестинации Иркутск методом сопоставимых рыночных цен, приложение к контракту

Сумма контракта взялась не с потолка. Мэрия провела исследование и выяснила, сколько такая работа стоит по рынку. Один человеко-день исследования стоят в неизвестных организациях 8000 ₽, 9000 ₽ и 8000 ₽. Итого, если брать среднее, то сорок человеко-дней стоит 333 тысячи рублей. Почему нужно для именно сорок — не указано.

На разработку концепциии заложено было пятьдесят человеко-дней. Разработчики концепций стоят подороже и во всех трёх организациях, предоставивших коммерческие предложения, одинаково — 10 000 ₽. Так как для такой работы, как считает мэрия, достаточно 50 человеко-дней, эта часть оценивается в 500 тысяч рублей.

Человек, разрабатывающий визуальный стиль в компаниях, оценивается в 8000, 9000, 10000 ₽ за день. А нужно человеко-дней шестьдесят штук. Итого, визуальный стиль по концепции оценён в 540 тысяч рублей.

Когда

Схема освоения денег предложена следующая. Всего на работу заложено шестьдесят дней.

  1. Исполнитель двадцать дней разрабатывает программу развития.
  2. Мэрия в течение двух дней рассматривает программу, правочки отправляет электронкой.
  3. Исполнитель вносит правки восемнадцать дней и присылает новый вариант.
  4. Мэрия за два дня изучает новый вариант, правочки отправляет электронкой.
  5. Исполнитель вносит правки и отправляет финальный вариант вместе с актами ещё через восемнадцать дней.
  6. Мэрия проводит экспертизу работ и подписывает акт (всё за два дня).
  7. Ну или же мэрия находит в те два дня несоответствие с техзаданием и не подписывает акт, а вместо этого — пишут отказ. Стороны составляют перечень недоделок и срок для их устранения. После чего исполнитель эту работу доделывает.

Возможно ли в три недели разработать туристическую программу развития города — я не знаю. Но корректор точно не успел проверить макеты и отчёт.

Разработчик

Единственным участником конкурса на разработку бренда Иркутска истала компания Инстид. Наверное, они знали, что такое дестинация. Компания разрабатывала бренды для Татарстана, Минска, Еревана и Новой Москвы.

Результаты работы

Хочу заострить внимание на том, что методологию решения задачи профессионалам предложил сам заказчик. Он определил всё: сколько часов интервью и с кем нужно провести, сколько человеко-дней на это потратить, какую полиграфию нужно посмотреть, сколько страниц отчёта нужно написать и сколько всё это должно стоить. Вообще ни секунды не нужно удивляться полученному результату, когда сам заказчик стоит над душой и говорит, что делать. Творческие задачи по-настоящему решаются не так. Но я расскажу про это в следующем посте по теме.

Методы решения задачи экспертам предложила сама мэрия, поэтому Инстид делал то, за что уплочено. Может быть, они и сами не рады были проводить интервью с этими людьми в таких количествах и такой продолжительностью. Но раз заказчик такой искушённый в деле брендинга попался, то делать нечего — нужно всё сдать по пунктам договора, чтобы получить деньги.

Интервью проводились, это видно на фотографиях в отчёте. На одном групповом я сам присутствовал. Встреча показалась мне несколько странной по формату, по задаваемым вопросам. Но я же никогда не разрабатывал программ туристской дестинации, может, это так и делается.

Я увидел результат работы за день до презентации и был весьма обескуражен. Мне было очень интересно, как авторы будут это презентовать и защищать. Потому что предложенные визуальные решения примитивны. Пять цветов, полтора шрифта (каждый в одном начертании). Оригинального как будто бы ничего не было, так может выглядеть какая-нибудь хипстерская «Стрелка». Такого полно в европейских плакатах и на веб-панк-сайтах. Как это всё притянуть к Иркутску — я не понимал.

Но на первой публичной презентации у меня картинка сложилась. Я понял, что и с такими ограничениями работать можно. Ну полтора шрифта — пусть полтора шрифта. Ну пять цветов — и пять цветов. Вон, у Кока-колы их больше? У Макдональдса? Если вам недостаточно пяти цветов, можно вообще не использовать однородные плашки: гайдлайн разрешает использовать на иллюстрациях природные фоны (волны, небо, поверхность мрамора), а в жизни, например на вывесках, — естественные материалы (металл, стекло, камень, дерево). И фотографии с людьми тоже можно использовать. Какие и как — описано.

Результаты работы выложили публично. Там и исследование, и концепция, и стратегия, и гайдлайн. Но только ПСД, которые по условиям договора должны быть сдаваны, я не нашёл, возможно, их и не было. Вот, кстати, ещё вопрос — почему это мэрия решила, что нужны только проприетарный растровый ПСД как исходник, а не векторные форматы типа свободного ЕПС.

Я не стал проверять, всё ли в этих пэдеэфках совпадает по списку с приложением к договору, любой из вас может это сделать. Но, думаю, раз деньги заплачены, то, наверное, мэрия делала экспертизу и сверяла принесённое с заказываемым.

Презентации

Так как простой народ не готов читать многостраничные отчёты, то для широких масс подготовили два коротких ролика.

«Здесь мы мало что добавляли от себя: всё по большей части создано из цитат, мы их только связывали. Часть идёт от Вырыпаева, часть — цитаты Ножикова и других известных иркутян», — рассказал разработчик Александр Гранд.

Так как из этого ролика было бы не понятно, а как, собственно, нужно использовать этот стиль и в чём он заключается, то сделали второй ролик.

К первому ролику у меня вопросов особых нет, ко второму — есть. Он не выполнил ту задачу, которую должен был выполнить. Люди вообще не поняли, что там к чему, почему Иркутск — это шрифтовое месиво, почему вдруг появляются фотографии чёрных античных бюстов, хитрых миди-клавиатур, лондонских улиц. И что со всем этим делать.

Ну вот была ещё концепция бренда, с исследовательской базой.

И была программа развития (дайте двенадцать миллионов на первый год).

Интересно, что и здесь, и в первом документе текст набран не выбранным для бренда шрифтом

Ну если бы я только этот ролик смотрел, я бы тоже ничего не понял. Понятно стало только после того, как я сходил на презентацию, послушал разработчиков, а потом прочитал все прилагавшиеся документы. А должно было быть не так. Если надо объяснять, то не надо объяснять.

Результаты работы на бумаге

Визуальный стиль

Основные метафоры

Основные метафоры — заряд, переворот, прорыв, встряска. Это можно проявить через свечение, отражение, изменение угла зрения, контраст, полёт. Транслировать какую-то из этих метафор в работе, это и значит поддерживать стиль Инстида. Вот, например, лучший сквер России на Чудотворской (авторства Ольги Жуйковой) — это про заряд, потому что в нём основная идея — свет. Или вот сайт БДСЛ — там переворот.

С использованием этого визуального языка я для мэрии небольшие информационные таблички для общественных пространств, используя этот стиль (деньги заплатили, но реализовывать не стали). Какая история места, что да как. И на трёх языках. Тогда я использовал метафору переворота. И вместо каких-нибудь пюпитров сделал вращающуюся на металлическом шесте треугольную призму, на трёх боковых плоскостях которой разместил тексты на разных языках. Там, где позволяли бы условия (где была бы возможность скрыто подвести электричество), можно было бы эти призмы делать из светопроницаемого пластика, чтобы транслировать ещё и метафору заряда: были бы такие невысокие маячки. Там и цвета использовались соответствующие, и вёрстка была авангардная, и рисунки минималистично-примитивные. Но даже если бы текст верстали другим шрифтом, с другими иллюстрациями, заряд и переворот всё равно бы остались.

Шрифт(ы)

Ирк.ру написал, а сми подхватили, что Иркутск получил сразу два шрифта: Pragmatica Regular и Rebel Font. Но это не так.

Шрифт Прагматика стоит 30 $, что составляет, на момент написания этого поста, 2180 ₽. И эту сумму должен потратить каждый, кто хочет что-то набрать по предложенному гайдлайну. И нужно внимательно посмотреть лицензию продавца (или производителя), возможно, в ней есть какие-то ограничения, которые потребуют покупать расширенную, а, следовательно, более дорогую лицензию, чтобы использовать этот шрифт для логотипов, на сайтах, в приложения и в видео. Так что Прагматику город не получил. Ну вот себе я купил.

Ещё интересно, что Прагматика — развитая гарнитура. В ней есть зауженные, наклонные, насыщенные начертания (всего их сорок три, можно купить оптом, со скидкой, выйдет 625 $ (около 45 000 ₽). Почему разработчики решили использовать только одно начертание, а не несколько?

Послушайте, если есть четверть часа, о «Прагматике», рассказывает арт-директор «Паратайпа» Владимир Ефимов

Второго шрифта город тоже не получил. Он фигурировал в презентации, но в виде отдельных надписей. Сергей Клещев его разрабатывал, но так и не довёл работу до конца, файла шрифта ни у кого нет. Мне рисунок символов нравится. У них хороший контраст со спокойной «Прагматикой» — шрифт острый, дерзкий и немного как будто неправильный.

Кстати, существует другой шрифт с таким же названием, тоже акцидентный, но с совершенно другим рисунком. И тоже не бесплатный.

А вот какой шрифт Иркутск получил на самом деле — так это «Иркутск» в прямом и курсивном начертании (я это точно знаю, потому что участвовал в производстве). Первое начертание оплатил город, на второе — скинулись иркутяне. Новые начертания появятся, когда будет финансирование. Жертвуйте на Бусти или в форме внизу поста (обязательно тогда напишите, что это на очередные начертания). Мечтаю развить эти два начертания до гарнитуры с разными насыщенностями и с разной шириной, а потом собрать из этого первый городской вариативный шрифт в мире. Всё в ваших руках. Принимаются пожертвования не только частных лиц, но и от компаний.

Знаки

Разработчики представили три основных знака: бесконечность, название города, молния.

Более широко известна бесконечность — переплетение названия города кириллицей и латиницей. Я даже сделал себе парный значок и до сих пор ношу его. Если кому нужно, то обращайтесь, сделал немножко с запасом, могу вам продать.

99 ₽ за пару

Приём с повторяющейся рокочущей Р (R) используется и в других местах.

Слово IRKUTSK с кувыркающимися буквами — иллюстрация идеи переворота. Первое время меня напрягало, что последняя буква смотрит не в ту сторону, но привык.

Жаль, что надпись существует только в одном латинизированном варианте, интересно было бы посмотреть на вращение русских букв

У молнии (или как её ещё называют в ИТС, «бабули» — потому что значок похож на бабочку), наименьшая узнаваемость. Мне симпатично, что у молнии нет одной зафиксированной формы — её можно плющить и растягивать всячески.

Знак не уникальный, у белорусского Витебского приборостроительного завода и украинского креативного агентства такой же.

Да и вообще вот он на стоке лежит. Но это всё совпадения. Такое в дизайне сплошь и рядом.

Фотографии

У обывателя складывается впечатление, что предложенный стиль подразумевает только эксперименты с типографикой. Ну в редких случаях ещё использование графических примитивов. Можно ещё каракули нарисовать. Но на самом деле можно использовать и фотографии. Только из видеопрезентации это было совсем не очевидно, а ПДФ с руководством по использованию стиля видели единицы.

В руководстве о фотографиях сказано следующее:

Общий принцип для используемых фотоизображений: дело не в объективном предмете, каким бы значимым он ни был — а в том, какой опыт человек от всего этого получает. В случае Иркутска опыт должен заключаться в заряде, перевороте и прорыве. изображения, включаемые в фотобанк, должны содержать следующие атрибуты: тема полёта (полёт, небо, звёздное небо, воздух, атмосфера, солнце); контраст цвета, формы, приёма, жанра; переворот, изменение угла зрения; эффект расширения, одновременного присутствия в разных пространствах.
Важно, чтобы фотографии показывали аутентичный, актуальный образ жизни, людей, а не этнические атрибуты или историзмы. «Пустые», ненаполненные фотографии лучше не использовать вообще.
При выборе фотоматериала и составлении технических заданий для съёмки и продакшена следует учитывать положения из Модели целевого образа. Естественно, выбор технических и художественных средств остаётся за конкретными специалистами, но они должны максимально точно передавать образ, заложенный в Модели целевого образа, и выражать Ключевую идею. Каждая фотография должна говорить: «Проснись!» Каждый снимок должен передавать характер Иркутска: яркий, большой, свободный, твёрдый, точный.
Если это портреты людей, то они должны быть с яркой внешностью, наполнены энергией, с устремлённым взглядом, с концентрированной эмоцией. Текстуры и макросъёмка должны создавать космический эффект. Еду, интерьеры и активности стоит показывать через людей, а не атрибуты.

Фотографии можно использовать как есть, а можно тонировать: делать дуотон (печать двумя какими-то красками) или монохром. Я использовал такой приём, когда делал сувенирные оранжевые заборы. Там и метафора переворота была: человек смотрит на тонированную синим фотографию, в вырезе в форме бабули видит полноцветное изображение и представляет, что сейчас откроет упаковку, а в ней — та же арка, только во всей красе. Открывает и его немножко встряхнуть должно: внутри действительно арка, но ещё и уродливая, чужеродная хреновина.

Цвета

Основные цвета — черный, белый и тройка РГБ (красный, зелёный, синий).

Разработчики на одной из публичных презентаций сказали, что идея чистых, простых цветов к ним пришла, когда они летели на самолёте и смотрели на Иркутск сверху вниз: крыши многих домов были синие, красные и зелёные. Ну такое объяснение действительно выглядит похожим на правду. Крыши в частном секторе и промзонах действительно могут быть таких цветов, потому что там, видимо, массово используют профнастил с его небогатой палитрой. Но это точно не то, вокруг чего стоит выстраивать идентичность города — такая нищета и отсутствие вкуса у нас по всей стране.

С предложенной палитрой я вижу только две проблемы: вторичность и сложность адекватного отображения некоторых цветов на печати.

Вторичность — потому что такая цветовая гамма уже давно используется в веб-брутализме, а на печати — красный, чёрный, салатовый и синий по всей стране используется в объявлениях на ризографе о покупке волос, ярмарках одного дня и о продаже (покупки, сдаче, аренде) квартир. Вот только веб-брутализм — не совсем то же самое, что брутализм в иркутской архитектуре школы Павлова. Хотя есть общее слово, но брутализм в сети — раздражающее, неестественное, а брутализм в архитектуре — спокойствие, натуральность.

Сложность при печати — потому что цветовой охват обычной печатающей техники гораздо меньше, чем то, что может отобразить экран, а разработчики предлагают три самых полярных значения. Такой кислотный зелёный просто так не напечатать. С красным и синим ещё туда-сюда, но тоже есть сложности. Я печатал Иркутский музейный гид офсетом в одну краску и взял указанный разработчиками стиля пантон. Шрифты в макете были другие, вёрстка — достаточно сдержанная, без экспериментов, использовал только цвет. Ну и кто может в готовом результате увидеть этот сочный, раздражающий синий, который показывается в презентациях на экране?

Но с цветами тоже можно поступать вариативно. Если технология не позволяет использовать зелёный — ну ещё четыре цвета есть для этого макета, можно что-то где-то заменить и взять их. Работая с цветом, главное, помнить о заложенных метафорах. Можно печатать чёрным по чёрному, можно печатать прозрачным по синему. Можно вообще не печатать, а делать конгрев, тиснение или наносить лак.

А ещё с цветами можно играть. В презентации были сувенирные карандаши, цвет корпуса которых не совпадал с цветом грифеля. Или вот я долгое время носил на на одной ноге сочный синий, а на другой — сочный зелёный носок. Можно было бы выпустить иркутский набор носков и продавать не парами, а три разноцветные штуки.

Реакция

Про этот стиль говорили даже на федеральном уровне. В «Бизнес-линче» Артемий Лебедев работу похвалил, но отметил следующее: «Там только одна проблема — во всей подаче нет Иркутска. Дизайнеры его стесняются. Иркутск, конечно, не самый красивый город, но если показывать в презе фотки Лондона, то краше от этого Иркутск не станет».

Когда в очередной раз проходил Вкусометр, мне попалась знакомая картинка

Были публикации и в сми: Медиаликс, «Нож», Пикабу, «Состав», Т-журнал, Фишки.нет и других.

Больше всего писали об этом, конечно, на местном уровне (вот, например, АиФ, «Бабр») (только не понимаю, почему интервьюируют Барышникова, если не его комитет был заказчиком).

А «Провинция» выпустила два материала: колонка редактора (во время разработки, в декабре-17) и отдельную статью в мае-18 (после презентации). Интереснее второй. В нём авторы отмечают схожесть предложенного стиля со стилем амстердамского музея (особенно хорошо ребята из Инстида украли как художники знак с бесконечностью). А вот посмотрите на презентацию стиля музея. Мне кажется, что второй презентационный ролик иркутского стиля — одна сплошная цитата этой голландской презентации.

Даже музыкальное сопровождение похоже

А ещё «Провинция» указывает, что стиль был придуман сперва вообще, а потом только его притянули к Иркутску. Потому что есть фотография в Инстаграме Сергея Клещева, сделанная 6 февраля 2018 года, на которой про Питер рассказывается визуальным языком, который в апреле на презентации станет иркутским.

Это верно, фотография была опубликована до публичной презентации весной, но не об этом надо думать. Контракт разыграли в августе, по его условиям на разработку было шестьдесят дней, то работа должна была быть принята до февраля, до этой фотографии в Инстаграме. Я думаю, что если всё было как описано в условиях, то работа должна была быть принята до Нового года. И оплачена до него же — ведь бюджет нужно освоить. И тут другой вопрос должен возникнуть — а почему с презентацией тянули несколько лишних месяцев. Может, нужно было о пене поговорить?

Да и нет разницы, когда на той фотографии использовали типографический приём из стиля Иркутска. До — это такое подмигивание своим, кто в курсе хода работы. А после — это подмигивание всем — да, это вот мы сделали это самое, что сейчас так обсуждают.


Ирония

В народ стиль не пошёл. Если его использовали, то скорее в шутку, потому что константы искажены. Я принёс несколько снимков из Инстаграма, если найдёте там ещё, кидайте, я дополню пост. Пока вот:

Но стиль в народ и не особо-то должен был идти, это продукт на экспорт, для внешнего потребления. Почему же так возбудились иркутяне? А потому что интервью с ними провели, а в процесс по-настоящему не вовлекли.

Через время собралась инициативная группа, которая решила переделать или развить идеи Инстида. Провели опрос. А потом собрались обсуждать результаты в коворкинг-центре «Точка кипения» (в которой, кстати, одно из первых воплощений бренда — по белым стенам здания расклеены чёрные хештеги с инстидовскими лозунгами, набранные «Прагматикой»).

Обсудили результаты опроса, публикации в сми, послушали мнения друг друга. Потом как-то проголосовали круглыми РГБ-наклейками за какие-то метафоры, которые предложил Инстид и за людей, которые были бы не против поучаствовать в работе по переосмыслению, развитию и внедрению туристического бренда (кто-то из числа присутствовавших согласился войти в команду).

Как видно, метафоры люди, в целом, принимают, а вот их визуальное воплощение — нет

Хотя меня там и отметили зелёным стикером, к этой работе меня не привлекали, я не знаю, собиралась ли дальше эта инициативная группа, в каком составе, что она сделала за три года.

Когда буду писать следующий пост, с разбором ошибок подходе к такой работе, я попробую найти другие работы по брендингу Иркутска и Байкальской Сибири.

Ещё одно мнение

Когда ещё года полтора назад начал готовить этот материал, обратился к дизайнерам Иркутска в профессиональном Телеграм-чате с вопросом: что они думают по поводу этого стиля. Но публиковать их мнение в самой статье я был готов только вместе с какой-нибудь картинкой, подготовленной этими дизайнерами на основе предложенного Инстидом стиля. На таких условиях никто не согласился, поэтому опубликую здесь только мнение рядового иркутянина, что нашёл в одном из чатов. А для желающих высказаться открыты комментарии, если вдруг они захотят что-то дополнить.

1. Всё, что в Иркутске есть хорошего — это руины европейской цивилизации, след русского колонизационного фронта. В Иркутске нет никакого разнообразия, поликультурности, есть развалины цельного дореволюционного российского города, изгаженные советскими мартышками. Если азиаты изгваздали наш город своими испражнениями, это не обогащение, это надругательство.
«Разработчики» «иркутского» «бренда» — наблатыкавшиеся дизайн-жаргона новиопы, которые смотрят на циклопические останки, но не видят их, культурки «не хватает».

2. «Бренд» пытается быть смелым, но это смелость в дозволенных мейнстримом рамках, что-то вроде «комсомольская отвага» бороться с идеологически неправильной одеждой в Застой.
Чтобы создавать панк-искусство, надо быть панком, жить как панк, и сдохнуть до тридцати. А разработчики проекта отожравшиеся мажоры, чья сила в послушании и самоотверженном конформизме. Они «смелые» потому что лидеры мнений их тусовки сказали, что нужно быть смелыми.
Это не панк-группа, а девочковая группа «Ранетки», изображающая панк-группу для подросткового шоу на ТНТ.

3. Творческий метод авторов — безудержная лесть обывателям. Я чуть не блеванул от флюродроса иркутянам (так это вроде называется).
Тошнотворно.

Итого. Этот бренд не будет официальным брендом Иркутска, я его не стану утверждать ни за какие коврижки.

Большое спасибо жене, которая помогла приготовить этот пост. Без неё бы не сложилось. Через форму ниже можете поблагодарить и её. Ну или подписаться на подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку нашей редакции. Будете влиять на редакционный план, выбирать новые темы для публикаций.

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить
Дальше